Технадзор оборудования котлов отопления
Четверг, 16.08.2018, 02:59
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Главная » 2018 » Июль » 15 » «Мы бросили вызов этой догме - и она была неправильной», - Марк Папа, основатель и бывший гендиректор EOG Resources
    00:59
    «Мы бросили вызов этой догме - и она была неправильной», - Марк Папа, основатель и бывший гендиректор EOG Resources
    Как американец Папа, лично внесший большой вклад в нынешнее падение цен на нефть, смотрит теперь на перспективы энергетической независимости США
     
    В прошлую среду оклахомская заправочная станция OnCue Express первой в США начала продавать бензин меньше чем по $2 за галлон (3,78 л). Средняя цена бензина по стране (около $2,74 на минувшей неделе, рекордно низкий показатель с 2010 г.) за год упала на 51 цент и продолжает падение; экономический эффект, по оценке Goldman Sachs, равносилен урезанию налогов на $75 млрд за последние полгода. За это американские потребители могут благодарить Марка Папу, нефтяника, чья роль в создании этого неожиданного дохода остается по большей части незамеченной. То же самое можно сказать и о других его заслугах в создании современного американского энергетического бума.
     
    «Это фантастическая смена тенденции»
     
    В июле 2014 г. Папа ушел в отставку с поста генерального директора EOG Resources - буровой компании, которую он за 15 лет превратил в крупнейшего независимого производителя сырой нефти (прежде она находилась на последнем месте в списке из 48 компаний). «Они были среди пионеров нетрадиционной нефтегазовой революции», - говорит историк энергетического сектора Дэниел Ергин. Компания продвинула вперед границы таких технологий, как гидроразрыв пласта и горизонтальное бурение, позволив производителям дотянуться до тяжелой, трудноизвлекаемой сланцевой нефти.
     
    «Не могу представить ни одного другого события, которое вызвало бы столь позитивный экономический эффект для всей нации, как сланцевая нефть и сланцевый газ, - говорит Папа. - Тот факт, что цены на нефть так обрушились, напрямую связан со сланцевой революцией».
     
    С его точки зрения, падение цен - результат «некоторого перепроизводства», которое существенно изменило дело: речь идет об излишке в миллион баррелей новой нефти среди глобального спроса в размере примерно 92 млн барр. в день. Речь идет в том числе и о «непредсказуемых поставках из таких мест, как Ливия», добавляет он. Но главный драйвер роста поставок - это сланцевая нефть из США.
     
    В 2012 г., объясняет Папа, прирост внутренней добычи сланцевой нефти по отношению к показателям годичной давности составлял примерно 1 млн барр. в день, в прошлом году он замедлился до 800 000 барр.: «Было общее понимание, что у нас есть добыча из скважин в начальный период эксплуатации, но на третий год становится все труднее достигать столь же мощного подъема производства». Все ожидали, что в 2014 г. этот показатель будет примерно 700 000 барр.
     
    Вместо этого, «к удивлению многих», включая и Папу, ежедневный прирост добычи в США подскочил в среднем до 1,2 млн барр. «Ожидания $100 за баррель базируются или базировались на том, что США продолжат увеличивать поставки на 1 млн барр. в день от года к году и так каждый год, - говорит Папа. - Люди прогнозируют: черт, у нас все больше и больше нефти на рынке по сравнению с тем, что мы думали, и в следующем году прирост предложения у нас еще больше превысит спрос, а через еще один год - еще больше; понимание становится реальностью, и вот внезапно - бум!»
     
    Индекс цен на баррель западнотехасской нефти (WTI) обрушился на $30 с июня - до этого он держался на уровне $100 в течение трех лет. Производство сырой нефти у EOG за прошлый год выросло на 40%.
     
    Учитывая, что компания была «одним из первых инициаторов сланцевой нефтедобычи в США, честно говоря, я думал, что мы держим руку на пульсе индустрии», говорит Папа. Но «поступенчатое повышение эффективности» в этом году подкралось незаметно - технологии продвинулись вперед, а бурильщики нашли способы сделать скважины более производительными и выжимать из них больше нефти за одну операцию.
     
    Падение цен на нефть не означает, что США влезают в бум с последующей депрессией, уверен Папа, но нынешний импульс «существенно замедлится» примерно через полгода. «Рост производства нефти в США будет замедляться в 2015-2017 гг. просто потому, что у компаний по геологоразведке и эксплуатации не будет денежного потока для новых инвестиций».
     
    Главные американские сланцевые месторождения - Баккеновская формация в Северной Дакоте, Eagle Ford в Южном Техасе, залежи пермского периода в западном Техасе и юго-западном Нью-Мексико - «все еще будут выдавать позитивные экономические результаты» при цене нефти в $70 или даже $60 с половиной. «Пограничные участки», в числе которых Миссисипский бассейн или Денвер-Джульсбургский бассейн в Скалистых горах, будут менее привлекательными. Некоторые сильно закредитованные буровые пострадают, если цены на нефть останутся низкими, в то время как других это больше дисциплинирует и побудит к инновациям.
     
    Даже если это что-то типа «самосбывающегося прогноза», говорит Папа, все равно это «фантастическая смена тенденции» всего за несколько лет: «Очень многие, как внутри индустрии, так и извне, предсказывали, что производство неизбежно продолжит снижение и зависимость от импортной нефти будет год за годом возрастать». Без сланцевых месторождений, предполагает он, цены на нефть сегодня были бы от $100 до $120. Нефтяник добавляет: «Думаю, определенно можно сказать, что у Северной Америки есть хороший шанс обрести энергетическую независимость к 2020 г., поскольку производство в США вместе с канадским импортом будет полностью обеспечивать все наши потребности в нефти».
     
    «Я недооценил эффект в два-три раза»
     
    Инженер-нефтяник по образованию, Папа стал «случайным гендиректором», когда Enron, «превращаясь в трейдинговую компанию, решила сбросить за борт существенные активы» и отказалась в 1999 г. от своего подразделения EOG. Примерно в то же время миллиардер-спекулянт по имени Джордж Митчелл на примере сланцевого месторождения Барнетт доказал жизнеспособность технологии вертикального гидроразрыва пласта, а EOG усовершенствовала технику горизонтального бурения на газовых месторождениях и вскоре стала отраслевым лидером. Таких супермейджоров, как Exxon и Chevron, это застало врасплох.
     
    «Примерно в 2007 г., - вспоминает Папа, - я огляделся вокруг и сказал: EOG находит столько сланцевого газа, но есть еще целая куча компаний, которые находят огромные количества сланцевого газа. Все эти компании были в экстазе, и стратегия их бизнеса заключалась в том, чтобы найти еще больше сланцевого газа. Я остановился и сказал, что это, похоже, не предвещает ничего хорошего для цен на природный газ в Северной Америке».
     
    Догадка Папы заключалась в том, что поскольку на газовые цены будет давить избыток предложения (а так и произошло), с нефтяными ценами, вероятно, постепенно произойдет то же самое. «Общее убеждение было в том, что добычу нефти из сланцев невозможно поставить на коммерческую основу», - говорит он. Ведь молекулы нефти в несколько раз больше молекул газа, в то время как «линии тока пластового флюида очень маленькие, узкие и ограниченные».
     
    Папа и его команда подозревали, что все это «бабушкины сказки» и никто «не пытался проделать реальную работу, чтобы убедительно доказать это». «Мы бросили вызов этой догме - и она была неправильной», - резюмирует он.
     
    EOG не располагает собственным научно-исследовательским отделом. Папа рассказывает: «Наш НИОКР - это одно название. Мы вышли, пробурили несколько скважин, первые восемь или девять были неудачными. И мы все совершенствовались, совершенствовались и совершенствовались до тех пор, пока не нашли верный рецепт удачи». Децентрализованные технические операции в EOG и «минимум бюрократии» вдохновляли инженеров на все новые эксперименты.
     
    В конце 2006 г. EOG установила, что сланцевую нефть можно добывать в Баккене. Это открытие означало, что компания может переключиться на нефть, добыча которой в этом году достигла 89% от объема производства EOG; в 2007 г. 79% ее добычи приходилось на газ. Постепенно, доказывая другим их неправоту, Папа изменил американскую промышленность, а остальные компании следовали по его пятам. С учетом того, что американская сланцевая нефть трансформирует глобальные рынки, он заслуживает многих похвал.
     
    «Вначале, - говорит Папа, - я сделал несколько кабинетных прогнозов по поводу того, какой эффект это окажет на общее производство [нефти] в США. Я недооценил его в два-три раза по сравнению с тем, что реально произошло. Я никогда не представлял себе реального масштаба. Недооценил то, что может произойти, если мы станем успешными».
     
    «В ближайшие 40-50 лет мы останемся углеводородной экономикой»
     
    Ретроспективно Папа недооценивал восходящий уклон технологического прогресса. «Большинство людей смотрят на нефтяной бизнес и представляют себе работяг на трубе, тянущейся от буровой вышки, - грязь, смазка и все такое; они воображают себе отсталую отрасль. Это такая ошибка», - говорит он.
     
    «Мы сейчас со сланцевой нефтью находимся на том же уровне, что инженеры-нефтяники 1940-х с традиционными нефтеносными песками», - проводит аналогию основатель EOG Resources. Лучшая отдача в то время составляла 10-15%, все остальное оставалось под землей, как в случае с большинством сланцевых месторождений сегодня, но с тех пор этот показатель дорос до 40-50%. Такой технологии для сланцев пока не существует, но Папа уверен, что в ближайшие 10 лет она появится: «Мы собираемся удвоить, а то и сильнее увеличить отдачу нефти... Технология всегда найдет способ разблокировать прирост ресурсов».
     
    Нефтяник делает скидку на возможные существенные политические риски для энергетического бума - например, на новый налог на углеводороды или ужесточение государственного регулирования на федеральном уровне. Сейчас, по его мнению, бизнес хорошо регулируется на уровне штатов: «В США появился миллион рабочих мест в области гидроразрыва без единого задокументированного случая ущерба для питьевой воды - по той статистике, которой я располагаю, перевес [в пользу нефтяников] очень хороший».
     
    По поводу всего остального, что может прийти из Вашингтона, Папа добавляет: «Мое убеждение: в ближайшие 40-50 лет мы останемся углеводородной экономикой, главными драйверами которой будут природный газ и сырая нефть. Можно положиться на логику американского народа и наших законодателей, чтобы сказать: посмотрите на экономические преимущества. Преимущества эти столь очевидны, что любой задастся вопросом: неужели мы хотим вводить карательные меры, которые уменьшат все то, что приросло?»
     
    Папа без остановки приводит несколько примеров: рост занятости, предпринимательские инвестиции и ВВП. Самодостаточность производства природного газа «примерно на ближайшие 50 лет» и двух-трехкратное конкурентное преимущество по сравнению с ценой добычи в Европе и Азии, что приведет к возрождению внутреннего производства. Налоговый золотой дождь для государства. Снижение важности Персидского залива и России для внешней политики.
     
    По мнению Папы, эти взрывные выгоды сметают со стола все предсказания экспертов. И выгоды эти приходят от меньших, независимых, более проворных компаний, рискующих их собственным капиталом без каких-либо федеральных субсидий.
     
    «Если вы хотите указать на успех частного предприятия, на то, как капиталистическая система работает на благо всей экономики США, - говорит он, - я не могу придумать более яркого примера».
     
    WSJ, 5.12.2014, Ольга Проскурнина
     
    Биография
     
    Марку Папе 68 лет, он родился в Питсбурге и окончил местный университет со степенью бакалавра по нефтедобыче.
     
    Затем он получил MBA в Университете Хьюстона. В 1981 г. он начал карьеру в Belco Petroleum, где проработал 13 лет. В 1994 г. он перешел в Enron на должность президента североамериканского подразделения. К 1998 г. он дорос до должности президента Enron Oil & Gas (EOG). После того как Enron отказалась от этого подразделения, Папа создал на его базе независимую компанию EOG Resources и стал ее генеральным директором и председателем совета директоров. Эти должности он совмещал до 2013 г., затем оставил за собой только пост председателя совета директоров, а этим летом ушел на пенсию.
     
    EOG Resources, Inc.
     
    Акционеры (данные Bloomberg на 7 декабря 2014 г.): более 99% акций - в свободном обращении, крупнейшие инвесторы - Capital Group Companies (7,96%), FMR (6,92%), Vanguard Group (6,14%), Blackrock (5,83%).
     
    Капитализация - $49,7 млрд.
     
    Финансовые показатели (девять месяцев 2014 г.):
     
    - выручка - $13,4 млрд,
    - чистая прибыль - $2,5 млрд.
     
    Операционные показатели (девять месяцев 2014 г.): добыча нефти - 282 600 барр. в день, газа - 1,4 млрд куб. футов в день.
     
    Доказанные запасы углеводородов (на 31 декабря 2013 г.) - 2119 млн барр. нефтяного эквивалента.
     

     
    Джозеф Раго
    Просмотров: 7 | Добавил: tervetor1975 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0